Часть 2. Сергей Михайлович Действие 1.

Сергей МихайловичМог ли представить себе великий князь Сергей Михайлович, что ему, внуку императора Николая I, двоюродному брату Александра III,  придется коротать свои последние дни в далекой уральской глубинке, под строгим надзором местного Совета рабочих и крестьянских депутатов, в руках которого окажется и сама его жизнь?

Как могло это случиться с Россией? Кто виноват? Была ли и его вина в этом? Тысячу раз задавал себе эти вопросы великий князь и не находил ясного ответа.

Находясь в ближайшем окружении Николая II, он не раз пытался раскрыть глаза императору на ситуацию в стране. Нужно было принимать какие-то решительные меры, чтобы предотвратить скатывание России в пропасть… Но тщетно. Николай утратил контроль над страной, решимости его хватило только на то, чтобы под давлением взбунтовавшегося высшего руководства армией отречься от престола, расписаться в собственном бессилии.

В этих горестных раздумьях – о стране и о собственной участи - пребывал Сергей Михайлович, оказавшись в Алапаевске.

Тем не менее, он старался не падать духом. Когда 21 июня узникам Напольной школы было объявлено об ужесточении режима, великий князь выразил свое возмущение и от имени арестованных потребовал от Ефима Соловьева послать телеграмму в Екатеринбург председателю Уральского Облсовета:

...Не зная за собой никакой вины, ходатайствуем о снятии с нас тюремного режима. За себя и моих родственников, находящихся в Алапаевске. Сергей Михайлович Романов

В ответ от А. Г. Белобородова поступило разъяснение:

Заключение является предупредительной мерой против побега ввиду исчезновения Михаила в Перми

Всей прислуге было предложено покинуть Алапаевск. Трое из сопровождавших великого князя подчинились - служащий Ц. Круковский, лакей Калин и врач Гельмерсен. Фёдор Семёнович Ремез, его верный помощник, секретарь и управляющий делами, принял решение остаться.  
Напольная школа превратилась в настоящую тюрьму. Больше арестованные из нее не выходили.


То, что надвигается самое страшное, для Сергея Михайловича становилось очевидным. Оставалось жить слабой надеждой на чудо и воспоминаниями о редких счастливых мгновениях в его прошлой жизни.

ДАЛЕЕ: Действие 2. Кавказ