Часть 1-я. Великая княгиня Елизавета Федоровна.
Действие 1

историей была уготована особая роль - стать последним пристанищем  для нескольких представителей  Дома Романовых.
В 1918 году Алапаевску, типично уральскому заводскому поселку, оплоту красной революции, историей была уготована особая роль – стать последним пристанищем для нескольких представителей Дома Романовых.

20 мая 1918 г. в Алапаевск
были привезены именитые ссыльные:

Великая княгиня Елизавета Фёдоровна
 
Великий князь Сергей Михайлович

Князья братья:



Иван Константинович


Константин Константинович


Игорь Константинович
 

князь Владимир Павлович Палей
 

Местом размещения князей стала земская школа на северной окраине Алапаевска. Её называли Напольной.

 
Узников поселили сначала всех в одной комнате, но затем им были выделены пять комнат, где ничего не было, кроме железных кроватей с жесткими матрасами, нескольких простых столов и стульев. К каждому окну и двери, и внутри помещения были выставлены посты вооруженной охраны из местных рабочих. Надзор за арестованными был возложен на Алапаевский совет рабочих и крестьянских депутатов. 

Первое время пребывания в Алапаевске режим заключения для князей был относительно свободным. Им разрешалось вести переписку, читать, посещать местные храмы. Можно было свободно гулять в поле возле школы.

Узниками был разбит небольшой сад, где они иногда пили чай на свежем воздухе. Великая княгиня посещала церкви – Алексеевскую или Екатерининскую, много трудилась в огороде. А каждый вечер все узники собирались вместе в ее комнате. Елизавета Федоровна читала молитвы - попеременно с князем Иоанном Константиновичем.

Местные жители жалели узников и приносили им еду, когда позволяла охрана.

Мария Артёмовна Чехомова, которой было в ту пору десять лет, вспоминала:

«Бывало, мама соберёт в корзиночку яичек, картошечки, шанечек напечёт, накроет сверху чистой тряпочкой и посылает меня. Ты, говорит, по дороге Им ещё цветочков нарви… Пускали не всегда, но если пускали, то часов в одиннадцать утра. Принесёшь, а охранники у ворот не пускают, спрашивают: «К кому ты?». «Вот, матушке покушать принесла…». «Ну, ладно, иди». Матушка выйдет на крыльцо, возьмёт корзиночку, а у самой слёзы текут, отвернётся, смахнёт слезу: «Спасибо, девочка милая, спасибо!»

В одну из встреч великая княгиня подарила Маше отрез розовой ткани на платье. На помин ее души? О чем думала в те тяжелые дни великая княгиня, о ком молила бога? Елизавете Федоровне вспоминались дорогие сердцу лица, безмятежные дни детства и ранней юности, проведенные на родине – в Германии».

ДАЛЕЕ: Действие 2. Дармштадт